Рыбалка на Урале
    Статьи, рассказы, байки, фотоотчёты.
    Полезные советы, по ловле удочкой и спиннингом.
Вы впервые на нашем сайте? В таком случае предлагаем вам зарегистрироваться, а если вы частый гость, то авторизоваться: логин: пароль:
     Навигация по сайту
     Самое интересное
     Рыбацкие теги...
как ловить судака, как ловить щуку, как ловить щуку на спиннинг, леска на щуку, Ловля карпа, ловля окуня весной, ловля щуки, мушки на хариуса

» » Арнасайские озера - рыбалка на них

Арнасайские озера - рыбалка на них

Арнасайские озера - рыбалка на нихАркаеайекие озера — творенье рун человеческих. Притом творенье не запланированное, а совершенно случайное, возникшее вопреки всемогущей плановой экономике. В начале семидесятых годов прошлого столетия близ небольшого казахского городка Чардара на Сырдарье была построена электростанция. Сброс паводковых вод с образовавшегося выше плотины Чардаринекого водохранилища осуществлялся как через плотину ГЭС, так и через техническую плотину, построенную на левом берегу Сырдарьи. Вода, прошедшая через техническую плотину, попадала в Арнаеай-скую впадину — понижение, образованное долиной пересыхающей речушки Арнасай в холмистой пустынной степи. В эту же впадину сливались и соленые воды многочисленных дренажных коллекторов, построенных для обводнения знаменитой Голодной степи.

Быть бы Арнаеайской впадине пересыхающим болотом с белыми от соли берегами, если бы в 1969 г. на Сырдарье не случилось катастрофическое наводнение. Тогда большую часть паводковых вод сбросили в Арнасай через левобережную плотину." На месте соленых болот образовался громадный водоем площадью более 3000 км2, представляющий собой систему озер с многочисленными островами, заводями и протоками. Паводки повторялись, площадь озер увеличивалась, и вскоре сырдарьинская вода дошла до солончаковой впадины Айдар по восточную сторону горной гряды Нуратау. Так образовалось озеро Айдар куль, по площади превышающее раз в двадцать породивший его Арнасай. Айдаркуль соединился с уже существовавшим соленым озером Тузкан, образовав Айдар-Арнасайскую водную систему (так ее называют в официальных документах), которая по своим размерам соизмерима с уже почти высохшим Аральским морем. Самое интересное, что, несмотря на жалобы о нехватке воды, эта водная система, питаемая сбросными весенними водами, солеными коллекторами и маловодными речками, стекающими с хребта Нура-тау, продолжает расти. Об этом свидетельствуют заасфальтированные дороги и линии электропередачи, уходящие прямо в озера, затопленные мосты посреди бывших проток и полузатопленные остатки бесхозных глиняных построек на берегах этого искусственного, но все-таки нерукотворнорыболовных и охотничьих баз гуляет голубоватая арнасайская волна Но самое главное — люди подкорректировали стихийное творение природы, озеро стало зарегулированным. Сейчас озеро делится натри сильно отличающиеся части. Восточный Арнасай — громадное и совершенно пресное водохранилище, питаемое в основном паводковыми водами. Имеет наиболее высокий уровень и от остальной части бывшего общего Арнасая отделено системой плотин. Западный Арнасай — все, что ниже плотин.

Вода там более соленая, так как его водная система является общей с солеными озерами Тузкан и Ай-даркуль. Третья часть — озера в южной части Арнасая, относящиеся к системе Центрального Го-лодностепского коллектора (сокращенно — ЦГК). Сейчас соленые воды из коллекторов уже не попадают в Арнасайскую впадину, а направляются в ЦГК, который впадает прямо в один из заливов озера Тузкан. ЦГК похож на среднего размера речку — в местах сужения возникают быстрые протоки, заканчивающиеся глубокими омутами, а в местах расширений образуются озера площадью в несколько квадратных километров. Озера и протоки системы ЦГК — пожалуй что, и самые рыбные. Соленость в Арнасайских озерах возрастает с востока на запад, так же меняется и преобладающий видовой состав рыб. В восточном Арнаеае живут все азиатские хищники — судаки, змееголовы, щуки, жерехи, сомы и даже трегубки. В западной, более соленой части озера всего больше судаков, на втором месте — сомы. Щуки, жерехи и змееголовы встречаются редко из-за нелюбви к излишне соленой воде и держатся обычно близ устьев пресных притоков. Ну а мирные рыбы, вроде шемаи, плотвы, красноперок, карасей, сазанов и толстолобиков, живут практически везде. Несмотря на засилье промысловых рыболовных бригад, Арнасайские озера и сейчас являются наиболее рыбными водоемами в Узбекистане.

Арнасай осенний

В конце октября прошлого года перед выходными вечером позвонил знакомый спиннингист: «Не хотите ли съездить на пару дней к Золотому мосту?» Я тут же согласился — кто же откажется от рыбалки в одном из наиболее привлекательных для спиннингиста мест южного Арнасая, тем более что раньше я там никогда не бывал. С виду Золотой мост выглядит очень заурядно — небольшой железобетонный мостик в устье НТК перед впадением его в один из заливов озера Тузкан. Однако «золотое» название мост получил не зря — это дорожное сооружение долгое время служило связующей нитью между левым и правым берегами середины Арнасая, так как вверх и вниз по течению до ближайших мостов ехать двести и триста километров соответственно.

И в лихие 90-е мост в степном захолустье обслуживал в основном контрабандистов всех мастей, направлявшихся со своим товаром в Казахстан и обратно. Может, моет озолотил стоявших на посту у моста пограничников, может, самих перевозчиков нелегального товара, но с тех пор название «Золотой» прикрепилось к нему навсегда. Если ехать в достаточно быстром темпе, то из Ташкента до Золотого моста можно добраться часов за пять. Однако наша компания добиралась гораздо дольше, так как состояла в основном из любителей «отдыха», соответственно, по пути пришлось останавливаться для покупки винограда, арбузов и т. п.

И только когда наш автобусик выбрался в целинную степь, мне подумалось — скоро мы будем у озера Ошибался — асфальт быстро закончился, и наше авто еще час попеременно или влетало в колдобины, или зарывалось в соленый песочный «пухляк». Когда вдали замаячили первые заливы Тузкана с голубой водой и белоснежными солевыми берегами, это смахивало на мираж. Но мираж оказался явью, и уже через полчаса мы разбивали лагерь ниже Золотого моста.

Место у Золотого моста — одно из лучших для ловли хищника в низовьях ЦГК. Здесь коллектор, средняя ширина которого в низовьях составляет около километра, сужается всего до шестидесяти метров. Мощный поток, выходящий из-под моста, вырыл за ним яму глубиной метров пятнадцать и длиной метров двести. Так как заливы Тузкана в основном мелководные, в яме скапливаются большие стаи судака, иногда заходят и сомики.

Быстротечное сужение выше моста — тоже очень рыбное место: там весь день нагуливаются стаи плотвы и шемаи, а временами охотиться за ними выходят хищники.

Мой коллега-спиннингист, уже не раз рыбачивший возле моста, ознакомил с «расписанием» судачьей охоты: вечером пару часов от заката до темноты он гоняет плотву и шемаю на быстрине и меляках. На утренней зорьке все повторяется в той же последовательности, но охота становится менее интенсивной. В остальное время суток можно отложить спиннинг и заниматься «отдыхом». Но какой же спиннингист будет отдыхать, прибыв на рыбное место, к которому стремился лет этак с тридцать?

Поэтому, пока попутчики принимали «за прибытие» и азартно пересекали на надувной лодке вдоль и поперек озерный залив, я решил немного поджиговать. Рассуждал примерно так: судак днем точно держится в этой яме, а в межсезонье суточные колебания пищевой активности слабее, чем летом или зимой. То есть, говоря простым языком, осенний судак и ясным днем должен хотеть «есть». Нацепил тридцатиграммовую джиг-головку, смонтировал на ней молочного цвета десятисантиметровый виброхвост с блестками и забросил приманку поперек омута. Начинаю проводку — и уже на второй или третьей ступеньке чувствую упругий удар.

Без особых проблем тащу к берегу воеьмисот-граммового судачка, с трудом выдирая его из прибрежной водорослевой «стены», Еще заброс — еще такой же судачок. Потом попалось несколько экземпляров покрупнее, потом было пару сходов у тех же водорослей. Народ отвлекся от катания на лодке и заинтересовался рыбой. Двое из компании взялись за уху, доночник забросил свои донки, мой коллега-спиннингист нацепил вобле-рок и решил попытать счастья на быстром потоке у моста, где периодически раздавались подозрительные всплески. А я наконец-то завладел лодкой и отправился на середину ямы, чтобы поджи-говать по-настоящему. И не зря — к вечеру я поймал еще около десятка судаков, среди которых был и двухкилограммовый.

Ожидавшейся вечерней и утренней активности не наблюдалось, хотя несколько судачков на во-блеры у берега мой коллега поймал. Наш заки-душечник, у которого снасти были заряжены отборным мальком, не дождался ни одной поклевки. А вот на глубинный джиг хищники продолжали ловиться и ночью, и утром, и днем. Видно, судак выходит кормиться к берегу не по погоде, а по сезону — ведь дело шло к концу осени, и ему было неохота покидать любимую яму, где наверняка уже собиралась на зимовку плотва.

Арнасай весенний

У рыболова, наслушавшегося рыболовных баек об Арнасае и пару раз самому успешно отловившего-ся на этих озерах, складывается впечатление, что рыбу там можно поймать всегда и везде. Однако мой небольшой опыт и опыт завсегдатаев озер говорит о том, что впечатление это обманчиво. Местная рыба, особенно в межсезонье, склонна к миграциям, и не всегда догадаешься, где же она сейчас. Под впечатлением первой успешной рыбалки мы еще наведались к Золотому мосту в начале зимы, благо погода была очень теплой. И за весь день джигования в шесть спиннингов не поймали ни одного судака, хотя поблизости нет другой ямы, в которой судак мог бы зимовать. Да что там судака — не было даже вездесущей плотвы! На этой рыбалке произошел забавный случай. Издалека мы увидели, что рыбак-промысловик вытащил из своих сетей несколько судачков. Когда он на моторке направился в нашу сторону, один из моих коллег его окликнул и попросил продать пару рыбин. Рыбак сделкой вроде заинтересовался, подплыв поближе, спросил: «Арок борми?» (Водка есть?). Услышав в ответ, что водки нет, рыбак от дальнейших переговоров отказался и ударил «по газам». Вывод — несмотря на более чем скромный образ жизни, степные люди к денежным знакам относятся с философским спокойствием.

Неудачной была и первая рыбалка возле моста в начале марта — аральская плотва на удочку ловилась в невообразимом количестве, а вот судака не было. Причем мы не ленились, обловили и глубины, и меляки, съездили даже за пару десятков километров к плотине, где пытались что-то поймать в пресной воде — но тщетно. Эта рыбалка запомнилась тем, что на обратном пути мы заблудились.

Степные дороги, особенно грунтовые, очень коварны — на перекрестках расходятся веером, ориентиров никаких, кругом ровный однообразный ландшафт. В общем, мы проехали по ночной степи ни много ни мало — 97 (!) километров, прежде чем заметили огонек чабанского жилья. Сначала нас грозным лаем встретили алабаи — азиатские овчарки, потом из темноты появились и сами чабаны, ни один из которых по-русски не понимал ни слова. Посреди ночи они не поленились найти какого-то Иван-ака, который вроде по-русски говорил, но оказалось, что он помнит только «здравствуйте». При помощи междометий и жестов в конце концов удалось выяснить, как найти выход к большой дороге.

На настоящий судачий бой по традиционному судачьему расписанию нам удалось попасть при очередной поездке в конце марта. С началом захода солнца возле берега начали раздаваться редкие, но громкие всплески — судаки начали вечернюю охоту. По мере сгущения сумерек всплески становились все чаще и все громче, притом они переместились ближе к берегу. Потом удары стали беспрерывными, вода, казалось, закипела от рыбьей возни. Хищники выталкивали стаи плотвы к прибрежному мелководью, где над водорослевым ковром оставалось всего двадцать-сорок сантиметров воды — и там хватали растерявшихся рыбешек. Некоторые плотвицы в попытке спастись выскакивали на прибрежный песок, иногда там же оказывались и их преследователи. Не доужинав, вся наша спиннинговая компания схватилась за снасти. Во время вечернего боя где-нибудь на сырдарьинской косе судака поймать непросто, здесь же они хватали практически любые спиннинговые приманки. В фаворитах — упористые приповерхностные воблеры, которые легко было провести над водорослями, не зацепив их.

Притом с размерами можно было не мелочиться — даже полукилограммовые судачки предпочитали 7-10-сантиметровые приманки. Очень уловистыми оказались увесистые пятиеантиметровые раттлины, которые в быстром темпе нужно было проводить у поверхности воды. Прекрасно показали себя и среднего размера виброхвоеты и твиетеры на небольших джиг-головках. Примерно через час бой начал стихать, всплески раздавались реже и дальше от берега. Теперь судаков можно было поймать на среднего размера глубинные воблеры, притом хватали они их довольно далеко от берега. Тяжелый раттлин и тут проявил себя с лучшей стороны — приманку можно было легко провести у самого дна. Во время затухающего боя попадались самые увесистые экземпляры — до двух килограммов. Еще через полчаса хватки хищников совсем прекратились. Утренний бой наблюдался на быстром течении выше и ниже моста, где держались стаи мелкой шемаи. Утренний судак ловился на мелкие вобле-ры с заглублением в 1-1,5 м, проводимые поперек быстрой струи. С восходом солнца бой быстро прекратился.

Примерно до полудня мы неплохо половили судака на самой яме. Лучшая приманка — силиконовый виброхвоет на тридцати граммовой джиг-головке. Проводка — традиционная ступенька. И еще сыграла необычная приманка — что-то вроде свинцовой рыбки с отверстиями посередине тела и прицепленным сзади лепестком. На это несуразное с виду китайское произведение были пойманы три самых крупных судака.

Арнасай летний

Честно говоря, летом на Арнасай я ехать не собирался — смущала жара, которая в пустынных степях переносится довольно трудно. Однако оказалось, что арнасайская степь — вовсе не пустыня, и летом цветет так же, как и весной. Причина тому — близкие грунтовые воды, до которых достают корни местных растений. Самое приметное летнее степное растение — курай. Его заросли с серо-зелеными листьями и мелкими лиловыми цветочками тянутся до горизонта. Его любят пчелы и пчеловоды, их выездные пасеки расположены прямо у степных дорог. Летнее расписание судачьего боя у Золотого моста было похоже на весеннее, но все и начиналось, и заканчивалось раньше. Вечерний бой начался еще засветло и закончился, едва наступили сумерки. Судачки ловились довольно исправно, но все же более мелкие, чем весной. Утренний бой был еще менее выразительным, всего несколько хваток откровенных недомерков. Но возле Золотого моста есть одна рыбешка, которая способна скрасить не самый удачный день спиннингиста, особенно если он не отрицает уль-тралайт. Рыбешка эта — аральская шемая. Шемая похожа на уклейку-переростка (бывают рыбешки весом до 300 г) и не прочь перекусить мелкой рыбешкой. Иногда шемаи устраивают бурную возню в местах, где быстрые струи закручиваются и затихают, может быть — охотятся на мальков.

В этот момент они азартно атакуют не только мелкую вращалку, но и небольшой быстро играющий воблер. С переменным успехом аральскую шемаю на микроприманки можно ловить целый день. В эту же поездку, устав от дневного бесклевья, решили проехать на ЦГК пятьюдесятью километрами выше по течению. Более низкая соленость воды дала о себе знать — там мы уже с мостика заметили крупных охотящихся жерехов и даже змееголовов, которые у Золотого моста практически не встречаются. В четыре спиннинга мы начали охоту за жерехами, но это было похоже не наловлю, а на игру. Жерехи рьяно кидались за всевозможными воблерами, которые мы им предлагали — но в последний момент отказывались от атаки и прятались в водоросли. Причем весь этот процесс было прекрасно видно с мостика сквозь абсолютно прозрачную воду.

Поохотившись за неуловимыми жерехами и не поймав ни одного, перешли на змееголовов в соседнее болотце. Их удалось поймать парочку штук, правда некрупных, до килограмма. А к вечеру вновь вернулись на канал за жерехами. Исчерпав все возможные варианты приманок и проводок (там были воблеры, каетмаетеры и силикон), решил поставить крупную вращалку — и это сработало! В короткое время были пойманы три жерешка, один из которых был зачетным — потянул за полтора килограмма И еще летний Арнасай запомнился невообразимым количеством комаров — в тени они кусались даже днем, а в сумерках от них просто не было спасения. Не очень-то помогали и противомоскитные средства, единственным спасением оказался свежий ветерок, дувший всю ночь со стороны Казахстана.
21-01-2016, 07:40
Пошутили над другом на рыбалке - из жизни
История о том, как мы пошутили над другом......
Удачная рыбалка в Стремилово
Не смотря на то, что моя поездка была запланирована совсем иначе, в последний момент я отказался от нее, соблазнившись предложением друга. Его рассказ о неимоверном количестве боровиков, которые с особым размахом растут под Чеховым, вблизи пруда...
Поиск трофейного судака
На озере сильный боковой ветер. Из осторожности приходится замедлять скорость лодки. Наконец мы уходим под защиту высокого мыса на другой стороне озера. Конечно, он не может полностью прикрыть нас от ветра, но волны здесь намного ниже, чем там, где...
В поисках трофейной рыбы...
На Дунай я попал сразу после окончания нерестового запрета. То есть как раз в то время, когда на придунайских озерах рыба уже неактивна, а в реке она, по причине очень мутной воды, еще не клюет. Но ничего изменить было нельзя, сроки поездки зависели...
Ока. Судак и жерех. Под грохот поезда
Давно это было. Примерно в феврале - марте 1978 г. я в компании блеснильщиков ловил со льда судака. Самое стабильное по уловам место располагалось чуть выше моста Павелецкой железной дороги. Большая часть судаковой ямы попадала в «запретку», поэтому...
     Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

 
Rambler's Top100