Рыбалка на реке Аеву

09 декабрь 2012, Воскресенье
2 550
0
Я хочу рассказать о случае, который произошел со мной лет тридцать назад, я в те времена как раз была незабываемая морская рыбалка в Тайланде. Было это в конце лета. По окраинам пустошей и в перелесках становилось все меньше и меньше головок сибирского пористого василька, засыхал погремок, почернели синие цветы горечавки, налились ягоды черемухи.

Рыбалка на реке АевуПо лугам стояли стога сена, на полях убирали рожь. Все заметнее становилось приближение осени. Я с ружьем бродил по озерам. Всюду встречались выводки уток, попадались бекасы и дупели, но все это был молодняк, и стрелять в него не хотелось.

Я вышел к реке Аеву и расположился на берегу Ананьева омута, от которого вверх и вниз тянулись плесы, сплошь заросшие с берегов водными растениями — «лопушками», в середине же лишь кое-где виднелись белые кувшинки.

Почему омут назывался Ананьевым, никто не знал, но пользовался он дурной славой. Говорили, что нигде на реке нет столько рыбы, сколько в этом омуте, однако поймать ее невозможно. Коряжистое дно захватило немало неводов, сети же здесь никогда не ставились, а на плесах рыба ловилась плохо. Только удочками кое-кто добывал окуней, да и то редко.

Распространялись слухи о крупных щуках, головы которых от старости поросли серовато-зеленым мхом, необыкновенно сильных, хищных и до такой степени «хитрых», что поймать их не удавалось никакими снастями.

На жерлицы не брали, в сетях, поставленных на плесах, пробивали дыры и безнаказанно уходили. Ловить на омуте избегали. Все эти рассказы я вспомнил, глядя на гладкую поверхность еоды, по которой местами расходились круги от всплесков рыбы.

В это время на верхнем плесе появилась маленькая долбленая лодка с рыболовом. Умело нужно ездить на такой скорлупке: малейшая неосторожность — и выкупаешься. Дальше, видно, рыболов ехать не собирался, пристал к берегу выше омута, легко вытащил лодку и подошел ко мне.

Это был Григорий, знакомый парень лет семнадцати из соседней деревни, сын старого рыбака.
Разговорились. Он сказал, что направился по реке с дорожкой, но лов был плохой. Ловить же ниже омута ему не хотелось: места «неудобные», к тому же омут не такой, как другие; хотел возвращаться домой, да увидел меня. Я попытался уговорить его проехать с дорожкой под берегом омута и по нижнему плесу. Парень не отказывался наотрез, но и не соглашался.

— Не боишься ли чего? Нас двое.
— Нет. Чего бояться? Просто так, нет охоты.

Наконец, после моих настойчивых уговоров Григорий сел в лодку и, распустив дорожку, направился омутом. Я вскинул на плечо ружье и тоже медленно пошел вдоль берега. Так мы миновали омут и весь плес, но дорожка шла спокойно: или щук не было, или брать не хотели. Григорий выбрал в лодку дорожку и пристал к берегу.

— Знал, что ничего не будет. Здесь никогда не ловится.
— Почему? Щук нет?
— Как им не быть. Они везде есть. Просто место такое, неудобное.

Нам - оставалось распроститься и двигаться домой. Григорий отъехал на середину плеса и, пустив на шнуре медную рыбку, направился обратно. Я медленно пошел в свою сторону. Вдруг позади послышался крик. Потом он повторился. Меня встревожило предчувствие чего-то недоброго, и я поспешил на крик.

Вскоре я увидел Григория: ехал он медленно, и что самое странное, лодка шла сама собой и не носом вперед, а кормой. Григорий держал шнур, то подбирая, то пуская его, лодку же кто-то тянул, как на буксире.

— Ты кричал? В чем дело?
— Закричишь поневоле. Какой-то черт попал, рвется, тащит, не могу справиться, а бросить — жалко снасть.
— Зачем бросать! Не ослабляй шнура, чтобы щука не сорвалась, вытащим!
— Хорошо, если щука...
— Кто же, кроме щуки, может быть?
— Не знаю. Не бывало у меня такого... Все ехали ладно, а потом как рванет шнур, я и весло выронил из рук. Лодка еще такая, что вот-вот вывалишься.

Рыбалка на реке АевуВ голосе и движениях Григория заметна была растерянность. А шнур между тем то уходил вглубь, то вытягивался на поверхность, то круто направлялся к берегу и снова возвращался на середину.

Раздумывать времени не было, я забрел в воду и протянул Григорию длинную таловую палку:

— Держись, подтяну к берегу.

Парень уже овладел собой и, как только лодка приблизилась к берегу, выскочил в воду. Щука заходила сильнее, и нам пришлось то подбирать шнур, то постепенно отпускать. Так прошло минут пятнадцать. Наконец, «чудовище» начало уставать и медленно пошло к берегу. Вскоре огромная щука, напоминавшая осиновый обрубок, показалась у поверхности воды.

— Подбирай осторожно, а я ей в голову заряд всыплю,— сказал я Григорию и тут же выстрелил.

Словно от падения тяжелого камня, взволновалась вода, взмутилось все кругом, перемешалось, нас обдало брызгами, но скоро шнур ослабел — со щукой было покончено. Не без усилий выволокли мы добычу на берег, осмотрели. Никакого мха на голове рыбы, конечно, не было.

— Крупная щука. Пожалуй, пуда полтора будет. Никогда не думал даже, что есть такие,— сказал Григорий.
— Если бы ушла щука, что бы ты рассказал дома?
— Известно что: «черт водил на поводу по Ананьеву омуту».
— И поверили бы?
— Еще прибавили бы к этому, и пошли бы по деревне гулять рассказы о чертях в Ананьевом омуте.
Комментарии:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Статьи, рассказы, байки, фотоотчёты. Полезные советы, по ловле удочкой и спиннингом.
© 2009 «Рыбалка на Урале»