1636. Зима в Забайкалье

19.02.2014 С прошлого года рыбацкий календарь в Забайкалье все время запаздывает на полторы-две недели. Осень никак не хотела сдаваться, и первая шуга на реках пошла лишь в начале ноября. Ледостав проходил мучительно, замерз­шие ночью плесы днем солнце вновь освобождало ото льда. Осень не желала уступать место зиме. Для Забайкалья это несвойственно.

Минувшая весна тоже была поздняя, затяжная. Хариус, отнерестившись, начал питаться только в июне, хотя в нормальные годы он прекрасно клюет уже в конце мая, во вре­мя цветения черемухи. По­сленерестовый жор у лен­ка должен был начаться в последних числах июня, но нерест прошел тоже с задержкой, и нормально ловиться ленок начал лишь в начале июля.

Припозднился и первый лед. Обыч­но зима начинается у нас в середине но­ября. Во всяком случае к 7 ноября забай­кальские рыбаки всегда выходили на лед без опаски. На озерах в этом году так и было: лед хотя и был довольно тонкий, но рыбака в амуниции уже 10 ноября держал уверенно. Про озерную зимнюю рыбалку этого сезона расскажу позже. Поскольку я себя считаю больше рыбо­ловом-речником, с рыбалки на реках и начну, а именно с ловли налима.

Скажу сразу: первый мой выезд за пресноводной треской закончился не в мою пользу.

А вот хариус радовал в начале зи­мы. Он неплохо клевал примерно до се­редины декабря, пока река была полу­открытой. То есть пока не перехвачен­ные льдом перекаты бежали свободно. Рыба скапливалась у входа в ямку или у выхода на плес, как раз на границе от­крытой воды. Когда же началось глухо­зимье, хариус, как это обычно и быва­ет зимой, перешел на двухразовое пита­ние – утром и вечером.

На озерах, после того как лед встал окончательно (безопасно передвигать­ся на автомобиле по льду стало мож­но только к середине декабря), непло­хо клевал окунь. В частности, на озере Шакша окунь хорошо брал на неболь­шие зимние блесны. Балансиры его то­же интересовали, но гораздо меньше. Я пробовал ставить и совсем маленькие приманки, но окунь предпочитал все же блесну. Может, это связано с особен­ностями игры приманок. Как известно, блесны и балансиры играют по-разному. Первые играют больше горизонтально, вторые же вертикально.

Шакшинская плотва клевала тоже, но с подхода. О плотве хочу рассказать поподробнее. На озере я поставил экспе­римент: решил проверить, как будет ра­ботать речная снасть. То есть удочка, ос­нащенная речной обманкой морковного цвета с подмоткой петушиного пера. Свя­зана приманка на мормышке вытянутой каплевидной формы. Покрутил ее в ру­ках, как и положено – продул перо, чтобы оно взъерошилось. Подумал еще: а поче­му бы и нет! – и опустил приманку в воду.

Определив глубину по сторожку, на­чал проводку. Дроблю кистью примерно так же, как на реке, с короткими пауза­ми. Плотва не хариус и не ленок, резкой игры приманки она не любит. Поднимаю руку вверх и начинаю плавный, с редки­ми «вздохами», полет ко дну. Вспомнил рыбалку на Арахлее в мае, когда косяки плотвы и ельца, готовясь к нересту, начи­нают активно питаться. И в этот самый момент сторожок замер. Я подсек, и в мо­их руках оказалась хорошая плотва. За ней вторая – после небольшой паузы и то­же на спуске. Если бы на речную обманку клюнула одна-единственная плотва, тог­да понятно – случайность. Голодная ры­ба перепутала и схватила первый попав­ший в поле ее зрения (боковая линия то­же, наверное, помогла) объект. Но пять плотвиц сговориться не могли, согласи­тесь. Тем более что выдернул я их одну за другой в течение десяти минут. Вывод сам собой напрашивается: работает реч­ная приманка одинаково хорошо как на озере, по плотве, так и на реке по хариу­су и ленку.

Заезжал я и на Иван-озеро. Летом там неплохо клевала щука. Брала она на вращающиеся блесны и на силико­новые приманки. Я заплывал на лодке за первую стену травы, метров на трид­цать от берега, и облавливал дальние подходы, то есть с противоположной от берега стороны зарослей. В этом же месте я пытался спровоцировать щуку в декабре. Лед был еще не очень тол­стый, сантиметров сорок. Без особых усилий пробурил шесть лунок вдоль травы. Ловил полдня, с утра до обеда. Но, увы, мне так и не удалось почув­ствовать удар по балансиру.

Озеро Арахлей, в отличие от соседне­го Иван-озера, иногда радовало щукой. Правда, нужно было побегать, побурить лед – поискать, одним словом. Окунь, так же как и на Шакше, предпочитал там зим­ние блесны, нежели балансиры.

У нас зима, тем более февраль, это время поисков и испытаний. И нынешняя зима – яркое тому подтверждение.

Оставьте комментарий

Adblock
detector